О таких проблемах, как нарушение интеллектуального развития в период роста, зобогенный эффект, мышечная слабость, снижение индекса здоровья новорожденных, возникающих при недостаточном поступлении йода в организм, известно достаточно хорошо. При этом, несмотря на усилия медиков и фармкомпаний, потребление йода в крупных городах России не превышает половины, а порой и трети необходимой суточной нормы. Возможно, решающим аргументом, который может повысить мотивацию населения заботиться о здоровье и применять препараты йода, станет доказательство влияния этого микроэлемента на иммунитет, что актуально для профилактики инфекционных заболеваний, особенно в осенне-зимний период.
     Дело в том, что вакцинопрофилактика имеет узконаправленный эффект и не охватывает весь спектр вирусных инфекций, не предупреждает развитие бактериальных процессов. В обеспечении иммунной защиты важная роль отводится гормонам.
 
     Уровень продукции гормонов щитовидной железой напрямую зависит от поступления йода. Установлено, что токсины, вырабатываемые под влиянием инфекции, могут оказывать на щитовидную железу негативное влияние. При нормальном уровне тироксина фиксация микробов на слизистой оболочке органов дыхания и кишечника снижается, степень выраженности воспаления меньше, следовательно, повышается уровень защиты от инфекции. 
     Тиреоидные гормоны продлевают жизнь В-лимфоцитов, отвечающих за выработку антител, и стимулируют активность так называемых естественных клеток-киллеров (NK-клетки), принимающих участие не только в уничтожении раковых клеток, но и в противоинфекционной защите.
 
     Нарушение иммунитета из-за недостатка тироксина ведет к появлению “брешей” в слизистой, где и фиксируются инфекционные агенты, при более глубоком поражении инфекция проникает в кровоток, что негативно сказывается на функционировании многих органов и систем, в т.ч. и самой щитовидной железы. Таким образом, первичный недостаток гормонов вследствие йододефицита ведет к еще большему угнетению их синтеза. Выявлена прямая зависимость между пониженным уровнем тироксина и низкой степенью адаптации организма к инфекционному стрессу. Считается, что под влиянием гормонов щитовидной железы путем сложного каскада запускается синтез ферментов, облегчающих переносимость головным мозгом гипоксии и токсического действия продуктов жизнедеятельности бактерий.
 
     Вывод напрашивается сам собой. Уровень трийодтиронина и тироксина не должен быть ниже определенных физиологических значений при развивающемся инфекционном процессе. Наиболее простой способ достигнуть этого - достаточное поступление йода в организм.
 
     В России уже более пяти лет осуществляется государственная программа профилактики йододефицита. Тем не менее, дефицит йода по-прежнему остается острой проблемой общественного здоровья наших граждан. 
     Распространенность йододефицитных состояний связана с тем, что рекомендации ежедневного потребления йода, в частности йодированной соли, в оптимальном для человеческого организма количестве выполняются плохо. Одной из основных причин сложившейся ситуации является недостаточная информированность населения о безусловной необходимости этих мер.
 
     Основные принципы профилактики дефицита йода подразумевают, в первую очередь, всеобщий охват массовой (алиментарной, пищевой) йодной профилактикой слоев населения - прежде всего детей, беременных и кормящих женщин. Все, в т.ч. дети с четырех лет, должны потреблять только йодированную соль, а новорожденные и грудные дети - материнское молоко (при условии, что мать при кормлении грудью получает таблетированный йод в дозе не менее 250 мкг ежедневно) или продукты детского питания, обогащенные достаточным количеством йода (при искусственном вскармливании).
 
     Однако даже употребление в пищу йодированной соли не является гарантией того, что в организм поступает достаточное количество йода. Дело в том, что при термической обработке пищи йод в значительной мере испаряется, а всасывание этого микроэлемента в кишечнике в присутствии других галогенов снижено. К примеру, хлор в составе поваренной соли уменьшает всасывание йода на 18-40%, фтор - наполовину. Дополнительным фактором риска является усиленная СМИ “фторизация” населения, в особенности детей, которые часто бесконтрольно, только под воздействием рекламы, длительное время используют фторированную зубную пасту. 
     Кроме того, следует принимать во внимание и требования ограничения солевой нагрузки у больных с нарушенной функцией сердца, сосудов, почек.
     Базовым элементом современной стратегии преодоления последствий дефицита йода является организация групповой (фармакологической) йодной профилактики (с применением таблетированных ЛС, содержащих фиксированные, физиологически адекватные дозы йода), а также максимальное вовлечение в программу профилактики нуждающихся в ней, особенно детей, имеющих дополнительные индивидуальные факторы повышенного риска, в частности: 
• детей раннего возраста, отлученных от груди, но не получающих обогащенные йодом смеси-заменители до года, а впоследствии, с года до четырех лет, не потребляющих йодированное коровье молоко (оно в России пока не производится); 
• детей дошкольно-школьного возраста: часто болеющих, при любых формах задержки физического развития, при неблагополучной наследственности по эндемическому зобу; 
• подростков (особенно девушек), вступивших в период полового созревания, вплоть до завершения пубертата, хотя бы с 11-12 и до 16-18 лет непрерывно.
 
     С точки зрения организации фармакологической профилактики йододефицитных состояний калия йодид представляется наиболее удобным и перспективным средством обеспечения функционирования щитовидной железы как в обычных, так и в стрессорных условиях: для детей в суточной дозировке 100 мкг, для взрослых - 200 мкг. Всасывание элемента происходит в тонком кишечнике после фармацевтического распада таблетки в кишечном соке. Выделение неутилизированного йода происходит с мочой в течение суток. Постоянный прием калия йодида гарантирует отсутствие дефицита йода, обеспечивает щитовидную железу необходимым его количеством для физиологического захвата и синтеза гормонов.
 
     Таким образом, в настоящее время появляется дополнительный аргумент в пользу профилактического применения йода - с целью повышения устойчивости организма к инфекционному фактору. Для России это имеет принципиальное значение: ежегодные потери валового внутреннего продукта от ОРВИ эквивалентны тому, что в течение трех дней в году страна вообще ничего не производит.
 
     Очевидно, что йодированная соль пока не решает проблему йододефицита, поэтому использование йодсодержащих препаратов должно стать правилом, в том числе и для повышения антиинфекционной защиты.
 
 
Статья зав. курсом клинической фармакологии Санкт-Петербургского госмедуниверситета им. акад. И.П. Павлова О. Карпова опубликована в газете "Фармацевтический вестник".
 
     Продукт компании Santegra® – Norwegian Kelp GP – источник органического йода, является прекрасным средством для профилактики йододефицита.